Кричевский о Белых: Наша правоохранительная машина движется медленно, но верно

Экономист заметил, что это не первый и, вероятно, не последний задержанный за коррупцию высокопоставленный чиновник

Н. КРИЧЕВСКИЙ: В эфире «Воскресная школа экономики». Здравствуйте! Начинаю с заявления Анатолия Чубайса: «Отсюда, из Пекина, где я третий день в командировке, непросто понять, что означает арест Никиты Белых. Но меня об этом спрашивают, и молчать неправильно, поэтому скажу то немногое, что я понимаю. Прежде всего я понимаю, что Никита Белых попал в беду и, похоже, в тяжёлую беду. Я понимаю, что следствие уверенно говорит о том, что это взятка. Сам Белых вины не признаёт и говорит, что брал деньги на нужды Кирова, если я правильно понял из интернета. Тогда возникает целый список тяжёлых вопросов: у кого брал? Давал ли за это преференции? Законны или нет? На какие нужды? Мне, знающему его около 15 лет, трудно поверить в то, что Никита мог взять взятку. Но прежде, чем делать какие-то выводы и по человеческим меркам, и по нормам закона, мы должны услышать ответы Никиты на все эти вопросы и понять его позицию». «Никита Белых был задержан 24 июня в московском ресторане сотрудниками СКР совместно с ФСБ при получении взятки в 100 тысяч евро. Белых обвиняют в получении взятки в особо крупном размере — по версии следствия, губернатор в несколько этапов получил 400 тысяч евро за помощь взяткодателю, личность которого неизвестна. В субботу, 25 июня Басманный суд Москвы арестовал господина Белых до 24 августа. В ходе заседания губернатор заявил, что считает себя невиновным. Как рассказал следователь, Белых не отрицает получение денег, но объясняет их предназначение нуждами Кирова».

Какие вопросы могли бы вы задать господину Белых? У меня лично есть несколько вопросов по сути этого происшествия. Вопрос первый: имел ли Белых право, согласно должностным обязанностям, лично принимать денежные средства на нужды города? Я — человек далёкий от системы управления регионом, городом, страной, но представляю себе, что получение благотворительной спонсорской помощи, пожертвований должно происходить несколько по иным законам. Второй вопрос: почему в валюте? Мы, вроде бы, в России, где все расчёты производятся в рублях. Означает ли получение средств в валюте то, что эти средства не от российских, а от западных компаний? Это ещё более интересный поворот. В таком случае уже западные жертвователи, а не только господин Белых, нарушают российские законы.

Это я танцую в рамках той версии, которую представил нам господин Белых. Ещё один вопрос: почему не в кассу казначейства или кассу благотворительного фонда? Почему в ресторане Москвы? Я ещё понимаю, в ресторане славного города Киров. Но почему в Москве-то? Как Белых и сочувствующие ему представляют документально оформление пожертвований в условиях московского кабака? Если 100 тысяч евро — транш из 400 тысяч, на что пошли предыдущие пожертвования? Если это не взятка, а пожертвование, почему жертвователь обратился в ФСБ, к чему нужно было метить купюры? Я понимаю так, что действительно беда пришла в дом господина Белых. Если бы долг возвращали, было бы одно, а поскольку в оправдание была представлена далеко не самая лучшая версия, понять.ю что будет дальше, существенно проще.

Если бы хотя бы можно было применить те версии, которые мы слышали в былые времена… Например, голодающим детям Поволжья, на нужды ДНР или ЛНР, на обустройство детского парка где-нибудь в кировском райцентре. Но какие-то мифические нужды Кирова…

Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Я знаю, что простые люди в Кирове живут очень бедно, к ним пришла беда раньше, чем к Белых. Вы как экономист должны бить тревогу по поводу того, что у нас приватизируется.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо Вам большое. Давайте дадим слово другим слушателям. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. На какие финансы у Белых сын учится в Англии в самом дорогом колледже?

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Господин Белых описывал эту историю. Он говорил о том, что он как губернатор мог бы отдать ребёнка в Кировскую гуманитарную гимназию, но тогда к нему бы относились как к сыну губернатора. К тому же, его супруга имела бизнес в Перми и точно так же не могла уделять ребёнку достаточно времени. А если бы и могла, то он всё равно бы не избавился от шлейфа губернаторского сынка. Поэтому, будучи человеком не бедным, Белых решил отправить сына в Англию.

СЛУШАТЕЛЬ: А что же делать нам? У Лужкова, например, самая богатая жена…

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это вопрос не ко мне, а к правоохранительным органам. Я больше, чем уверен, что задержание Белых — отнюдь не последнее. Правоохранительная машина у нас не быстрая, она сродни асфальтовому катку. Хотя каток едет медленно, но так или иначе доезжает. Вот до мэра Владивостока доехал, до Белых он ехал года полтора, а то и два. Но всё равно доехал.

Я вам расскажу немного своих личных впечатлений. Я немного знаю господина Белых, мы с ним встретились впервые в самом начале 2009 года, когда его президент Медведев назначил на должность губернатора Кирова. Было это в рамках программы “Экономика по-русски” на радио “Русская служба новостей”. Я был человеком, который организовал программу “Экономика по-русски” и стал её первым автором и ведущим. Я был инициатором того самого экономического публичного формата дискуссии с людьми, представляющими, что к чему в экономике. И вот тогда судьба свела меня с Белых. В личном общении он был слегка высокомерен, но это в общем-то нормально — кто я и кто он. Меня это нисколько не задело, это же власть, сакральность и всё такое. Что касается глубины познаний в делах, порученного ему региона, здесь я, честно говоря, даже немного расстроился. Потому что я ему приводил многие цифры, факты, показатели, которые я взял не из интернета, не из ссылок каких-то, не с форумов, а с Кировстата. И Белых у меня даже спросил: “Откуда у Вас эти данные?” Я сказал, что из Кировстата. Я так понимаю, что это одно из первых мест, куда должен был обратиться господин Белых за информацией по поводу своего будущего региона. Не произвёл он впечатление человека, разбирающегося в ситуации Кирова. Возможно, потом он исправился и глубоко вник в дела и проблемы Кировской области, но по первости было именно так.

После задержания Белых очень многие люди из так называемого либерального беспринципного стана выскочили и начали верещать о том, что они хорошо знают господина Белых. Предполагаю, что это и есть тот главный аргумент, который перечёркивает факт получения им денег, который Белых, кстати, и не отрицает. Он отрицает, что это была взятка.

Я согласен с тем, что это, как минимум, беда для господина Белых. Слушатель пишет: “Проблема даже не в том, что в верхах засели воры, а в том, что им нет веры, они успешно руководят населением, как баре холопами”. Несколько категоричная и искажённая точка зрения. Тем более что в оперативной разработке Белых находился достаточно долго. При этом, когда говорят про разработку того или иного властного персонажа, эти персонажи поначалу, конечно, напрягаются, а потом начинают снисходительно махать рукой и плевать на эту информацию: “Да подумаешь! Всё нормально, всё в порядке”. Господин Белых, видимо, был из таких же людей. Может быть, как коммерсант он и неплохой, но как руководитель на старте своей работы он не произвёл впечатление человека, который в состоянии решить проблемы своего региона. Конечно, для него это был положительный исход из той оппозиционной катавасии, в которой он оказался.

Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Ведь это же наивность — чтобы в ресторане получить деньги. Или абсолютная безнаказанность?

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите. А Урлашов, ярославский мэр, точно так же получал деньги в кабаке.

СЛУШАТЕЛЬ: Мне казалось, что он поумнее. У него же такие наставники как Чубайс.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Со мной лично была подобная история. И человек, облечённый многочисленными научными званиями, показывает, что он просто, извините, идиот. И ничего. Так что уж говорить про Белых и 400 тысяч евро. Ну, заодно и деньги получу, и пообедаю с вином. А, может быть, и без вина.

СЛУШАТЕЛЬ: Грустно это всё.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: А мне не очень грустно, потому что выходят постепенно люди на свет, это нас, наоборот, должно радовать.

Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Моё мнение, что его заказали.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это мы уже слышали, простите.

Слушатель пишет: “Взятка чиновника на таком уровне — подрыв доверия к государству”. А на каком уровне взятка — не подрыв доверия? На уровне муниципалитета? Или на уровне федерального министра? Да на любом. Это не подрыв доверия, а воровство.

Кстати, Bloomberg опять троллит доблестную российскую общественность известием о том, что у нас планируется повышение НДС и снижение единого социального налога, то есть тех взносов, которые идут в пенсионный, медицинский фонды и в фонд социального страхования. Это — абракадабра чистой воды. Они то ли не разобрались, то ли специально делают такой вброс для того, чтобы дополнительно подраскачать лодку. Смысл в том, что НДС поступает в федеральный бюджет. Ну и нормально, поступает и поступает. Налог на прибыль — в федеральный, в региональный бюджеты, подоходный налог — в региональный и так далее. Такой порядок. Он может быть хорошим или плохим, речь не об этом. Дело в том, что социальные взносы по своей природе — не налоги, а возмездные платежи в социальные фонды. То есть если налог падает, абстрактно говоря, в чёрную дыру, то на те взносы, которые за вас платят или вы платите, вы в праве рассчитывать на определённую компенсацию. Большая она или маленькая — опять же следующий вопрос. И почему она большая или маленькая — тоже интересный вопрос. Но факт в том, что это — возмездный платёж, в отличие от налога. А эти гаврики увязывают налоги и взносы и говорят: “Они НДС повысят, вызовут всплеск инфляции, а единый социальный налог, наоборот, снизят”. Так пенсии-то считаются как раз по количеству взносов, а не по росту отчислений по НДС. То есть нельзя одно с другим увязывать категорически. Даже с учётом того, что наши социальные фонды — дефицитные, и часть денег поступает в них из федерального бюджета. Но это ровным счётом ничего не значит. Пенсионный фонд в начале своего нового существования после зурабовских реформ в 2003-2004 годах был профицитным. В 2003 — плюс 100 млрд, в 2004 — 66,5 тех ещё миллиардов рублей. А сейчас он дефицитный. Потому что в 2005 году был волюнтаристски снижен единый социальный налог: был 35,6% по совокупной ставке, стал 26%. А из 9,6 процентных пунктов снижения 8 процентных пунктов пришлись как раз на пенсионную систему. И чего вы хотите? Тогда Кудрин говорил: “Мы из фондов национального благосостояния закроем эту дыру”. А закроем, потому что предприниматели якобы выйдут из тени, будут платить больше налогов и взносов. Ничего этого не случилось. Вместо того чтобы взяться за голову и что-то видоизменить в нашей системе социальных страховых взносов, Кудрин продавил ещё один революционный проект по валоризации пенсии. Нужно ли было пересчитывать пенсионные права тех, кто заработал в советский период? Вне всякого сомнения. Я всеми руками за то, чтобы пересчитать. Другой вопрос, что вы уж, пожалуйста, на пенсионный фонд это не перевешивайте. То есть пересчитывает государство, решение принимает правительство, а платить должен пенсионный фонд. А после этого вы говорите: “Ой, дефицит пенсионного фонда — 2 триллиона рублей! Какой кошмар!” Стоп. Давайте по структуре этого дефицита поговорим. Оказывается, что дефицит по страховым пенсиям составляет плюс-минус 400 миллиардов — пятая часть. А всё остальное — это обязательства государства, щедро им розданные в годы нефтяного безумия и благоденствия и перевешенные на Пенсионный фонд России. Это — очень удобная касса. Он есть во всех уголках наших бескрайних российских территорий. Так что всё нормально, придут, зарегистрируются, получат свои деньги. Нужно же было это переводить по-старому в органы социального обеспечения, а этого сделано не было. Потому что решили вопрос с пенсионным фондом, и пусть он это тащит. Это такая социальная нагрузка на господина Дроздова, не всё же ему светиться с квартирами за сотню миллионов рублей.

В итоге сейчас выходит Bloomberg и говорит, что будут снижены социальные взносы, зато будет повышен налог на добавленную стоимость. И все такие: “О, что же теперь будет! Земля начнёт в другую сторону крутиться!” Не начнёт. Ничего такого не произойдёт. У нас во власти, конечно, много недалёких людей, но не до такой же степени, поверьте мне.

Сейчас я расскажу весьма занимательную историю. Несколько лет назад в московском ресторане приняли председателя правления Росбанка. Он полтора миллиона евро хапнул у предпринимателя, певца Андрея Ковалёва за предоставление кредита или за какие-то поблажки. Чисто деловая коррупция, о которой в стране почему-то никто не говорит, хотя она сильнее государственной. И то же самое было: “Да он хороший человек, богатый, обеспеченный, у него всё в порядке!” И чем всё это закончилось? Тем, что дело закрыто за отсутствием состава преступления.

Но товарищ положенное ему отсидел и, я предполагаю, вышел не просто так. Факт остаётся фактом — его приняли, доказательства были очень весомые, хотя по сути он оказался на свободе, но через полтора-два года. Доказательная база тогда была изрядно подготовлена для того, чтобы не было дополнительных вопросов. Примерно то же самое происходило с господином Белых. Повторюсь, что в разработке он находился не месяц-два, а полтора-два года. И не только он сейчас находится в разработке, поверьте мне. Я не руководитель ФСБ, конечно, и не его товарищ, но я представляю, что очень многие граждане, находящиеся на высших государственных постах, а к ним я отношу должности как федерального, так и регионального уровня, сегодня у нас проходят под особыми литерами. И в связи с этим я не сомневаюсь в том, что подобные новости у нас не последние.

Говорят, что всё это из-за выборов. Да хоть бы за 2-3 месяца до начала выборов кого-нибудь схлопывали. Чище станет. Я согласен ходить раз в 3 месяца на выборы и выбирать новую Госдуму, и чтобы мне каждый раз говорили: мы этого взяли, мы того взяли. Вот Хорошавин, Гайзер из Коми, господин Белых оказались не указ. Он почему-то подумал, что бога поймал за бороду, и ему всё нипочём.

А у меня была ситуация приблизительно такая же. Я некоторое время работал в Институте экономики РАН у незабвенного Руслана Гринберга, товарища, который у нас сейчас зажигает в “Экономике по-русски”. Я пришёл устраиваться к нему на работу и сказал: “Зарплата у меня будет “огромная” — 3000 рублей, карточку надо получить. Не хотите ли Вы взять мою карту и распоряжаться этими деньгами?” Это был такой провокационный вопрос с моей стороны, мне очень стыдно. Он должен был сказать: “Нет! Я разгневан, я негодую!” А он взял. Я ему говорю: “Вы запишите пин-код от карты”. Он ответил: “Хорошо, давай”. Я: “1501”, он: “Есть”. Через несколько месяцев я его спрашиваю: “Карта-то привязана к моему телефону, все смс приходят на мой номер. Что же Вы не пользуетесь картой?” Он говорит: “Я пин-код потерял”, я ему отвечаю: “Так запишите ещё раз”, он записал. Это было два года назад.

И вы знаете, сижу я в августе на морском побережье, смотрю в море, попиваю кофеёк, размышляю о судьбе российской мировой экономики, и вдруг приходит смс — он снял 30000. Ну, снял и снял. Причём это же всё осталось в банкомате, как я понимаю. Это ведь такая штука, которая пишет не только время и место, но и лицо твоё фиксирует. Но я же отдал карту, никаких проблем. Вопрос в другом: я был в штате, и как только пошёл разговор о том, что надо сокращать личный состав Института экономики, я был первым, кого уволили. В чём логика? Если ты с человеком вот так повязан. Ладно бы, Гринберг был бедным человеком, считающим каждую копеечку, так нет же. По разной информации, в период его руководства были очень серьёзные финансовые нарушения. Я не буду рассказывать всех деталей, но я разговаривал с людьми, которые ему помогали заниматься финансовыми бесчинствами.

Если бы я пришёл на должность директора института экономики, я бы первым делом вызвал соответствующий орган для того, чтобы они досконально проверили всю бухгалтерию и договоры, которые были заключены в его период. Но ведь он специально предлагал ничего не значащего товарища на своё место. Два срока он отработал, больше по закону нельзя. И он тихо-спокойно ушёл, но не совсем, а на должность научного руководителя, то есть по сути оставил институт под своим контролем. Причём тот товарищ не прошёл из-за того, что Сергей Глазьев против очень резко выступил, и по делу. А победила на конкурсе одна из двух дам, абсолютно никому не известных вне стен института. Вот такая логика.

Хорошо, что есть такой отмороженный товарищ как Кричевский, который может всё это по радио рассказать. А сколько таких случаев происходит рядом с нами? Мы идём, а рядом с нами кто-то несёт какой-то конверт, никто же не знает. Ежесекундно по Москве бегают эти курьеры-кассиры с сотнями миллиардов рублей. Вот господин Белых был просто одним из получателей в этой цепочке. В итоге получилось то, что получилось — приняли. И не надо лично мне рассказывать о том, что он хороший и умный человек и попасться на этом не мог.

Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У нас берут тех, кто не поделился.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вопрос — с кем он не поделился. Пусть он через адвоката это расскажет. Так нет же. Адвокат же может сказать, что господин Белых собирал деньги для того, чтобы вручить их тому-то и тому-то. Нет. А почему? Потому что либо не для этого, либо боится. А чего ему бояться? Жизнь-то сломана. И ведь сволочь он не потому, что он нагадил на доверие части публики к людям, которые представляют из себя оппозицию, она себя дискредитировала до такой степени, что я назвал Володю Рыжкова предателем в прямом эфире, а ему нечего было ответить. Это нормально. Их действительно очень многие ненавидят, если не абсолютное большинство. Разговор о другом — о человеческом. У этого товарища трое сыновей. У меня тоже трое, но слава богу, старшему 27 лет, второй получил аттестат на прошлой неделе. А у него все сыновья ещё учатся. А с мамой они разошлись, и он детей забрал себе. И что теперь будет с этими ребятами? Мама в Перми, папа в Москве в тюрьме. А детки? С голоду, конечно, не помрут, там бабушка есть. Но деткам-то не только покушать надо, им родители нужны. Какой же надо быть дрянью, простите меня. Но это — моё личное мнение.

Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Как я понимаю, это были вятские компании и деньги передавал бенефициар непосредственно?

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я не знаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что Белых же не самоубийца, чтобы в Москве вот так прилюдно это делать. Ещё бы на Красную площадь вышел. Всё ведь можно было решить в Кирове спокойно.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это не аргумент. Хозяин этого дела, вероятно, живёт в Москве. Столь значительную сумму обналичить можно именно в Москве, потому что, я боюсь, во всём Кирове не наберётся 400 тысяч евро налом. Логично?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Плюс у Белых наверняка здесь есть какие-то активы, где он мог оставить эти деньги, передать кому-то, что-то приобрести на них, перевести на Запад. Почему нет? У нас до сих пор эта сеть разветвлённая.

СЛУШАТЕЛЬ: Я согласен. Но всё-таки это равносильно тому, если бы он это сделал на Красной площади.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да нет. Это в Киров надо везти эти деньги. Самолётом не повезёшь. Если только поездом или на машине. А если тебя в этот момент “пасут”? Если просто ограбят на дороге, что делать? Нет, как раз Москва — это объяснимо.

Давайте закончим говорить по поводу Белых. У нас на этой неделе есть ещё один фигурант коррупционного расследования — господин Дод, бывший председатель правления “РусГидро”. Это не менее колоритная и интересная фигура, и мне есть что по нему сказать. А что касается господина Белых, мы с вами были максимально аккуратными и толерантными в его отношении. Так что совесть наша чиста.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Слушатель пишет: «Госпожа Васильева за 3 миллиарда, украденных у государства, сидела дома. Белых за 30 миллионов, полученных у нечестного на руку, под арестом в СИЗО. Где логика?» Давайте эту новость о том, что Brexit повлияет на индексацию пенсий, которая вроде бы должна быть, оставим на следующие полчаса.

А сейчас поговорим не о Васильевой, а о её товарище по неформальной партии. Только Васильева управляла в системе государственного имущества, а господин Дод был председателем правления в коммерческой госкомпании. Хотя Васильева, в общем-то, тоже была руководителем коммерческой компании, пусть и государственной.

Так вот, мы из-за Белых как-то уже и потеряли из вида моего любимца Евгения Дода, человека, который с 2009 года возглавлял госкомпанию «РусГидро». Случилось это после того, как в 2009 году бабахнуло на Саяно-Шушенской ГЭС. Тогда «РусГидро» в полном составе отправили в отставку, а эта компания как раз владела и управляла этой станцией. К этому происшествию привязывали те компании, которые потребляли львиную долю электроэнергии и мощности. А это предсказуемо компании некой фирмы «Русал». Но я за детали отвечать не готов, поэтому давайте о Доде. Он тоже в настоящее время задержан. Когда всё это случилось, было принято решение, убрав прежнее руководство «РусГидро», поставить на их место людей из «Интер РАО». Это — компания, которая была создана в середине 90-х годов в рамках РАО «ЕЭС России». Люди, которые тогда работали там, рассказывали о том, как создавался «Интер РАО». Тогда вдруг ни с того, ни с сего выяснилось, что на продаже энергии вследствие разницы в часовых поясах можно неплохо зарабатывать. К примеру, самый пик потребления в каком-либо регионе близлежащего Казахстана происходит в 7-8 часов вечера. У нас же, поскольку была разница во времени с Казахстаном, пика потребления ещё не было. А что, если перетоком продать часть энергии в Казахстан и получить за это дополнительные барыши, тем более, что мы имели возможность это сделать, потому что у нас в те часы был переизбыток. И подобную операцию можно было провести не только с Казахстаном, но и с другими странами — той же Финляндией, например.

Поскольку эта идея показалась прибыльной, было решено создать отдельную структуру, которую назвали «Интер РАО». Ну, вот понравилось название. Белых 15 лет дружит с Чубайсом, Дод — ставленник Чубайса, куда ни кинь — всюду клин. Говорят даже, что «Интер РАО» в те годы уже был зарегистрирован как название компании, и человек, который владел этим названием, сидел в офисе где-то в районе «Электрозаводской». Но к нему быстро приехали люди, весьма и весьма отягощённые властными полномочиями и функциями, да еще и приправленные силовыми атрибутами, и популярно ему объяснили, что не нужно ему это название. Забрали. Встал вопрос: какую команду набирать? В середине 90-х годов Доду было 22-23 года, а кто-то же должен был этим заниматься. А время было такое — декаданс, разруха, старые советские офисы, новые факсы, минимум компьютеров. Представляете себе, наверное.

Одному человеку предложили возглавить компанию, он отказался, второму предложили, он тоже отказался. И остался третий — молодой парень, которого чуть ли не в ларёк в то время посылали. Он-то и стал председателем правления «Интер РАО». Но это — байка, может и не было такого.

Шли годы, компания матерела, и к 2009 году она всегда была на вторых ролях, поскольку больше она была такой своеобразной легальной финансовой «прокладкой». Она не занималась какой-то практической деятельностью в тех объёмах, которые через неё проходили. И тут случилась трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС, погибло несколько десятков человек, надо было что-то делать, и вот старое руководство разогнали с соответствующими оргвыводами, а новое посадили. И посадили как раз тех, кто был в «Интер РАО». И тут пошло-поехало.

Ещё два года назад, в феврале 2014 года я, посмотрев на отчётность «РусГидро», которую к тому времени уже несколько лет возглавлял господин Дод, ужаснулся. У меня вышел текст в «Независимой газете», его, кстати, на сайте сейчас нет, но он был перепечатан многими сайтами. Этот текст был по итогам краткого анализа той отчётности, которая заставляла бежать с наручниками сразу. Тем более, что в те дни прошла новость о том, что на период до 2018 года «РусГидро» должна направить на инвестиционную программу АМВ «Рестория». 361 миллиард рублей. Всего ничего. А капитализация? Тогда госпожа Дергунова, возглавлявшая Росимущество говорила о том, что капитализация — это главный критерий эффективности любой компании. Бред, конечно. Но с 2009 по 2013 годы капитализация у «РусГидро» снизилась на 43%. В 2009 году упали все очень сильно, но к 2013 году они уже более-менее восстановились. А капитализация всё равно рухнула на 43% при том, что индекс РТС по итогам 2013 года был практически идентичен показателю 2009. То есть в ноль. А у «РусГидро» всё равно в минус, да ещё в какой!

В кризисном 2009 году суммарное вознаграждение 11 человек-членов правления составило 60 миллионов рублей, из которых премий — 28 миллионов. 5,5 миллионов рублей на человека — не ахти какая сумма, хотя по нашим человеческим меркам — запредельная.

За 4 года общая сумма оплаты услуг членов правления возросла более, чем в 10 раз — с 60 до 612 миллионов. Пришёл Дод и говорит, что мало мы себе денег выписываем, непорядок. Соответственно, из 612 миллионов премии составили без малого 500 миллионов рублей. В пересчёте на голову вознаграждение увеличилось с 5,5 миллионов рублей до 14. Всего ничего. А если сопоставить со средним доходом одного работника, то разница была бы — 39 раз. В 39 раз средний рядовой член правления получал больше среднего рядового работника компании «РусГидро», не самой бедной российской компании. Общая выручка с 2009 по 2012 года: в 2010 году 535 миллиардов рублей, в 2012 — 306. Куда делись? Ведь всё же восстанавливалось. Зато выросли заёмные средства — ещё один аттракцион руководителей крупных госкомпаний. 22 миллиарда в 2009 году, 141 миллиард — в 2012. 83% всех инвестиционных затрат, осуществлённых до 2010 года, пришлись на введённую Богучанскую ГЭС.

Дод после увольнения из «РусГидро» возглавил совет директоров компании «Квадра», принадлежащей через кипрские оффшоры некоему Михаилу Дмитриевичу Прохорову, стороннику, конечно, исключительно русского пути, кристально чистому человеку, по недоразумению оформившему собственность на активы энергетической компании «Квадра» на кипрские компании. Ну, так получилось. Я уже сказал, что у Дода по 2013 году общая сумма оплаты услуг правления выросла с 60 до 612 миллионов рублей, в 2009 году выручка компании составила 535, в 2012 — 306 миллиардов рублей. И наконец, заёмные средства, которые выросли на три года в 6,5 раз.

Почему я говорю о 2013 годе? Потому что в 2014 году вышел мой текст по поводу того, что творилось в компании «РусГидро». И второе — процитирую сообщение СК: «По данным следствия, после утверждения финансового отчёта «РусГидро» по итогам 2013 года Дод лично подписал приказ о специальном премировании членов правления ОАО «РусГидро», согласно которому начислил самому себе специальную премию в размере 353 миллионов рублей, неправомерно завысив размер премии не менее, чем на 73 миллиона». По моему тексту, в 2013 году общая сумма оплаты услуг правления выросла более, чем в 10 раз — с 60 до 612 миллионов. А тут получается, что Дод дополнительно сам себе начислил ещё 353 миллиона. Видимо, потому что он — председатель правления. Ну да, у него недвижимости на 40 миллионов то ли долларов, то ли евро, ни в чём себе не отказывал товарищ. Он мог себе позволить хамить на камеру на заседании по энергетике в присутствии Путина, когда он говорил, что «у вас же украли несколько миллиардов, деньги перечислены на компании, где работает два человека, а активов никаких нет». На что Дод Путину ответил: «Никаких официальных обращений от министерства внутренних дел в адрес компании «РусГидро» не поступало. Ну, Путин же человек вообще непробиваемый, хотя бы бы с вами вскипели в этот момент. А Путин сказал: «Но вы же должны были зубами выгрызать эти деньги. Как это так?» Это было, конечно, что-то из ряда вон. Эту запись сейчас активно постят в сетях, её может посмотреть любой желающий. Я не знаю, что двигало этим человеком, когда он так разговаривал с руководителем государства, который мог просто сказать одно слово, и Дода бы упаковали не в 2016 году, а в 2014.

Ещё один интересный случай произошёл после выхода той статьи. Мне на мобильный раздался звонок, я смотрю по номеру: 914, а это — ФСБ. И я думаю, как интересно, может быть, там рядом какая-то сеть телефонная, мало ли. Я отвечаю, мне говорят: «Здравствуйте, это Александр Иванович из ФСБ». Причём звонок был в пятницу в пятом часу вечера. Я говорю: «А у вас годы идут, а привычка остаётся в пятницу вечером подвесить человека, и пусть он до понедельника думает по поводу чего ему звонят». На что мне ответили, что нет, можно и на выходных встретиться. А в тот день, когда мы с ним встречались, в воскресенье, как раз проходил референдум по присоединению Крыма. Мы встретились, несколько часов разговаривали в кафе недалеко от моего дома, потом я поехал на эфир. Человек два часа своего воскресного времени потратил на то, чтобы выведать у меня дополнительные подробности из финансово-хозяйственной жизни «РусГидро». Он спрашивал, кто мог быть интересантом этой публикации и так далее, из чего я сделал вывод о том, что контору мои публикации мало волнуют, её волнует больше, кто был заказчиком. И ещё мне подумалось, что этот Александр Иванович служил как раз прикомандированным к «РусГидро», то есть он формально был сотрудником правоохранительных органов, а параллельно ещё занимался делами компании «РусГидро». Это распространённая практика.

Я не исключаю, что его послал ко мне как раз Дод. То есть вызвал его и сказал: «Пойди разведи этого профессора, пусть он тебе расскажет, кто заказал, что он ещё знает, и какие собирается предпринимать дополнительные усилия». И он пришёл, потратил два часа времени, выпытывал. Я, конечно, ничего этого не понимал и не знал. В итоге Александр Иванович оставил даже свой телефон со словами «звоните в любое время дня и ночи».

Я ни откуда информацию не вытаскивал, я просто открыл интернет, посмотрел и написал всё, что об этом думаю. Ровно то же самое может сделать любой желающий. Конечно, если сможет зайти в публичную финансовую отчётность без дополнительной регистрации, потому что сейчас многие компании закрывают свою финансовую отчётность. Но есть базы данных, тот же «СПАРК», где информация доступна. Нет никакой надобности таить шило в мешке, так или иначе всё это всплывает.

В итоге оказалось, что Дод всё-таки в прошлом году ушёл из компании. Или его ушли. И плавно переехал в кресло руководителя компании «Квадра». В итоге получилось, что защита предложила дать возможность Евгению Доду компенсировать ущерб, нанесённый компании. Как сказал адвокат, он готов возместить. Причём, насколько я понимаю, он готов возместить и 73 миллиона рублей, на которые были неправомерно завышены выплаты по премиям. И все 353 миллиона. А что, собственно, такого — надо 353, так 353 и погашу.

Добрый день!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы провели такое расследование по поводу этой фирмы, за это Вам спасибо. Но почему у нас нет журналистов, которые бы этим занимались? Все боятся что ли? Трусы? Откуда столько холуев у нас?

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо за вопрос, он вечный. Я не считаю, что у нас много холуев. Всякие люди, конечно, есть. И не только в России. Сегодня всё нормально, солнце светит, жарковато, зато футбол. А то, что со страной происходит, неважно. Каждому своё, господа.

На этом я предлагаю закрыть коррупционную тему и плавно переместиться в Brexit, точнее, в его последствия. Там тоже масса интересного.

23 июня в Великобритании прошёл референдум по выходу из Евросоюза. 24 июня стало ясно, что небольшой перевес у тех, кто хочет ЕС покинуть. Неделю назад мы с вами говорили о том, что Brexit — это весьма интересный феномен в жизни Британии. Я даже вам рассказывал о тех стартовых моделях взаимодействия отделившейся Британии от ЕС на примерах Норвегии, Швейцарии и даже Турции. Есть ещё и другие модели взаимодействия между ЕС и всеми желающими странами, мы не стали на них останавливаться, но так или иначе я вас подводил к мысли о том, что выход вполне возможен. Даже более возможен, чем вариант остаться в ЕС.

Я так говорил, потому что мы все последние месяцы говорим о менталитете нации, о том, что он играет определяющую роль в экономическом поведении того или иного народа. То есть взгляды, оценки, ценности, настроения, характеризующие ту или иную социальную группу — тот самый менталитет.

Он складывается из общей истории, из тех ценностей, которые исповедует та или иная историческая общность людей, из тех или иных изменений, которые происходят в последнее время. Какие-то черты высвечиваются, а какие-то, наоборот, дремлют. Все последние программы я вас призывал уделять больше времени рассмотрению ментальных особенностей, прежде всего, нас с вами, но и не забывать о том, что определённым менталитетом обладают и другие народы и нации, которые образуют такие государства как Великобритания. С нашим менталитетом мы более-менее разбирались, уделяли время и увеличению трудоотдачи вследствие прибавления ртов в семьях, говорили о специфическом отношении русского социума к правам собственности, о тех проявлениях российского менталитета в истории, свидетелями которого мы с вами если не были, то читали об этом в книгах.

Буквально две недели назад я приводил вам цитату из интервью господина Аузана, человека, который возглавляет экономической факультет МГУ. Он говорил о том, что вообще не употребляет слово «менталитет». Он говорит о ценностях, о поведенческих установках, потому что это — измеримые вещи. А вот дух народа — этого господин Аузан не понимает, это не к экономистам. Вот такие товарищи и проворонили ту историю, которая произошла в Великобритании.

Социология, как показывает тот же Brexit, бывает неправильной, господин Аузан. Она показывает желание большинства британцев остаться в ЕС. А вдруг оказалось, что большинство, наоборот, пожелали выйти. Вот она, ваша хвалёная социология. Мы много раз говорили о том, что очень часто экономическое поведение индивидуумов идёт вразрез с рациональными установками, такими как относительное объединение или возможное ухудшение материального и финансового положения, как своего собственного, так и нации в целом. О том, что волатильность будет. Представляете, владельцу паба где-нибудь в провинциальном городке на севере Британии сказали: «А ты знаешь, что если ты проголосуешь за выход или наоборот, будет волатильность». Он скажет: «А что это такое?» А если его не удовлетворит ответ, он может ещё и пивной кружкой тебе залепить. Но не будем дальше разыгрывать эту картинку.

Как оказалось, прежде дремлющее британское самосознание собственной значимости как представителя островного государства, которое обладает ярко выраженными имперскими амбициями, возобладало. И возобладало оно именно в провинции, в сельской местности у людей среднего и старшего возраста. Грубо говоря, 50+. Они в массе своей проголосовали за то, чтобы Британия убежала из Евросоюза. И они голосовали не потому, что они что-то теряют от пребывания в ЕС, а потому, что им ментально надоело то, что их всех стригут под одну гребёнку. Они совершенно растерялись в общем сонмище непонятных наций и народностей, составляющих единый европейский континент.

Вторая черта, которая сыграла свою роль, — это опять же ментальная черта. Британцам осточертела проблема миграции — что легальной, что нелегальной. В Британии работает сегодня легально 3 миллиона граждан, а в ЕС — 1,3 миллиона, но уже граждан Британии. То есть в Британии в 2 с лишним раза больше тех, кто занят на британских предприятиях по сравнению с теми, кто работает на европейских предприятиях. И безработица в легальном секторе в значительной степени связана с тем, что нет границ по социальному перемещению, по перемещению трудовых ресурсов. И наконец нелегальная миграция. Об этой проблеме даже упоминать развёрнуто не комильфо, о ней и так все знают.

Вот два момента, которые сыграли главную роль, как мне представляется, в решении британцев. И третий момент — это брюссельская бюрократия. Но что такое типично провинциальный британец? Он понимает, что надо кормить Кэмерона, всех остальных, но это — свои ребята. А их заставляли кормить ещё и брюссельских. Это вообще непонятные люди, они живут там, за Ла-Маншем. Причём ладно бы на более-менее известной для англичан территории, так ведь нет.

То есть смысл в том, что есть своя бюрократия, которую они прокормят, а чужую кормить не хотят. Тем более, ничего хорошего они от неё не видят. Они согласились с тем, что их пособия, которые они платят трудовым мигрантам, они могут отправлять на свою историческую родину. То есть, по сути, они кормят ещё и непонятных товарищей, абстрактно из Прибалтики или с юга Европы. Но они же работают, трудятся, они как-то привыкли за столетия и овец пасти, и шерсть выделывать, и хлеб выращивать. А тут люди до 12.00 поработают, а потом до 16.00 закрывают свои магазины, потому что у них сиеста. А британцы-то тут при чём? У них никакой сиесты нет. И если взять всё вместе, это взорвало ситуацию не только в Британии, но и в Европе. А сегодня нам в России говорят о том, что из-за того, что где-то в Британии что-то не то произошло, у нас, оказывается, могут отменить индексацию пенсий.

Я сегодня испытал очень большую радость от того, что разместил в Twitter и Facebook пост по поводу того, что в этом или следующем году Британия покажет темпы роста выше, чем в среднем по ЕС.

Практически половина нации недовольна итогами референдума, сегодня в Британии уже собран миллион подписей за новый референдум по выходу Британии. Тут же Шотландия, тут же Северная Ирландия. В общем, какие-то процессы идут. Я это говорил к тому, что провинциальная Британия, небогатая по своему интеллектуальному развитию, но ощущающая себя ментально единой, пусть даже постимперской нацией, проголосовала за то, чтобы уйти из ЕС. А богатая космополитичная консьюмеристская часть Британии, кучкующаяся преимущественно в крупных городах, прежде всего, в Лондоне, проголосовала за то, чтобы остаться в ЕС. Причём в Лондоне проголосовало против 60%.

Во-первых, радостно, что народ начинает разворачиваться в сторону анализирования собственного менталитета, так и до нас, глядишь, дело дойдёт. А во-вторых, главный вывод для нас, на мой взгляд: Москва — это ещё не вся Россия, так же, как Лондон — это не вся Британия. Что касается европейских последствий, возможно, кто-то захочет выйти. Экономически сильные страны вполне могут инициировать подобный процесс. Что касается бедненьких стран, вообще забудьте об этом, потому что у них огромные долги. Наоборот, если Греция или Испания захотят выйти, все будут только рады. Они уходят с долгами, они фиксируются, их не надо будет списывать. В итоге через какое-то время эти страны можно будет за долги просто забрать даром с потерей государственности и прав собственности. Это — процессы, которые, конечно, не сравнить с открытым ящиком Пандоры. Я бы не стал говорить о том, что теперь ЕС развалится. Не переживайте вы так. Есть люди, которые говорят это специально для того, чтобы реализовать свои фондовые или инвестиционные спекулятивные планы. Но никому не дано знать, что ждёт даже простого человека впереди, не говоря уже о нации.

Так вот, я вам так скажу. Знаете, при каком раскладе действительно развалится ЕС? Если оттуда захочет выйти Германия. Тогда это будет действительно катастрофа для всей Европы. Сегодня Германия — главный выгодоприобретатель британского Brexit, потому что раньше у Германии был противовес в ЕС в лице, прежде всего, Британии и регулярно присоединяющихся к ней Франции, Польши, Литвы — неважно. А сегодня этого противовеса нет, Германия стала гегемоном. То, что она пыталась сделать 100 лет назад военным путём — получить господство над Европой — она сделала бескровно экономическим путём и при помощи британцев.

Если Германия вдруг заявит о том, что она будет проводить референдум по выходу из ЕС, тут-то ему и кранты. А пока Германия является оплотом Евросоюза, за его будущее можно не волноваться. Безусловно, будут отдельные товарищи, которые скажут, что тоже желают последовать за Британией. Пожалуйста, проводите референдум. Но я больше, чем уверен, что значительная часть населения Финляндии или Австрии скажет, что да, это здорово — потрясти наше общество, а то оно немножко застоялось, но в общем нас всё устраивает. Потому что как только они поймут, что значит выход, отмена шенгена, разрыв десятилетиями нажитых личных связей, возникнет очень большой вопрос — а стоит ли это делать? Потому что островная Великобритания — это многовековые антагонисты. В этой связи я не вижу ничего страшного в том, что случилось 23 июня.

На прошлой неделе в рамках петербуржского форума Греф говорил о том, что Brexit может ударить по российскому фондовому рынку и рублю и привести к панике. Если Великобритания примет решение о выходе из ЕС, это подорвёт восстановление российской экономики после рецессии и нанесёт удар по валютному и фондовому рынкам. Греф высказал предположение, что Brexit может привести к сокращению ВВП на 1%.

Нам уже на прошлой неделе предложили новое оправдание наших грядущий неудачи и потерь. То, что мировая экономика находится сегодня в ситуации, когда буквально любое, самое малозначимое событие может стать спусковым крючком нового обвала, ни у кого сомнений не вызывает. Все сидят как на пороховой бочке. Смотришь иностранные бизнес-новости, фондовые обзоры — всё на нуле, всё замерло, а фондовые рынки продолжают расти. То же самое имеет отношение к валютам и государственным облигациям. Понятно, что опять денег накачено столько, что пока она не сгорят, как в 2008-2009 годах, ни о каком нормальном поступательном развитии можно даже не вспоминать. Это к вопросу о том, что у нас отдельные товарищи предлагают накачать нашу экономику деньгами. Как будто европейского примера не существует.

Из всех отзывах в соцсетях на мой пост о том, что британцы будут развиваться быстрее Европы, был только один отрицательный отзыв, причём хамский. Мол, я дилетант, и после таких потрясений на рынках о каком росте может идти речь? Так вот, господа, британский фунт обвалился очень серьёзно — с 1,45 практически до 1,3. То есть он девальвировался. Представляете, какое это счастье для Британии? И уже Китай начал говорить: «Что вы делаете? У нас ничего не купят!» А британцы говорят, что у нас вот это производится, вот это, всё подешевело, не хотите ли заключить новый контракт? Процесс выхода-то будет долгим — год-два, а подешевело-то уже сегодня, а пошлину-то ещё не ввели, да и вряд ли введут. Представляете, как здорово? Всё больше британцев, которые сомневались в правильности своего выбора, убеждаются в том, что они всё сделали абсолютно верно.

Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я предлагаю перехватить инициативу и заключить экономический союз с Германией. Потому что нам нужны технологии, а Германии — сырьё. После этого Украина будет практически вынуждена присоединиться к этому союзу.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вот видите, программа заканчивается на мажорной ноте. Люди видят свои совершенно очевидные выгоды от того, что произошло.

В эфире была «Воскресная школа экономики». Услышимся через неделю.

Читайте также