Юрий Маликов: Чем меньше скандалов, тем выше творчество

Артист хочет остаться в истории, прежде всего, своим творчеством, подчеркнул создатель и руководитель ВИА «Самоцветы»

Р. КАРИМОВ: Рустам Каримов у микрофона, программа “Творцы”. Сегодня у нас в гостях народный артист России, создатель и руководитель ВИА “Самоцветы” Юрий Маликов. Юрий Фёдорович, рад приветствовать Вас!

Ю. МАЛИКОВ: Добрый день.

Р. КАРИМОВ: Прежде, чем говорить о творчестве, не могу не задать вопросы по футболу, как заядлому футболисту и болельщику тоже. За кого болеете сейчас на турнире, учитывая, что наша сборная, наверно, провально выступила и уехала?

Ю. МАЛИКОВ: У меня не было никакой проблемы в этом плане, потому что я болею, помимо московского “Динамо”, к сожалению, вылетевшего в нашу первую лигу, за свой любимый клуб “Реал Мадрид”.

Р. КАРИМОВ: Поэтому Испания.

Ю. МАЛИКОВ: Нет, Португалия. Криштиану Роналду играет в сборной Португалии.

Р. КАРИМОВ: Только по Роналду, да?

Ю. МАЛИКОВ: Я болею за него. Конечно, ещё и Бейл есть, но я против Гарета Бейла, они нас выбили 3:0, смешно было бы за него болеть, за Уэльс. Остаётся Португалия. Они с трудом вышли, но играли-то они хорошо. Криштиану, конечно, – великий мастер и мой любимый игрок. Хороший игрок и Месси, но, когда играет “Реал” и “Барселона”, я на стороне “Реала”.

Р. КАРИМОВ: Королевского клуба. Кто виноват в проигрыше наших, на Ваш взгляд?

Ю. МАЛИКОВ: Виноваты все. Во-первых, когда все вышли в финальную стадию, надо было что-то думать с тренерским штабом, потому что оставаться Слуцкому на двух стульях было невозможно. Он очень хороший тренер, великолепная команда “ЦСКА” – это второй клуб после “Динамо”, которому я симпатизирую. Я знаком с Леонидом Викторовичем, болел, переживал. Тащить на себе “ЦСКА” и руководить сборной – это очень ответственно. Надо было какого-то человека взять или решиться, что “я ухожу из “ЦСКА” и создаю настоящий штаб”, а не прыгать туда-сюда.

Р. КАРИМОВ: До сих пор функционеры, ФРС не были против. Зачем собственную позицию решать самостоятельно?

Ю. МАЛИКОВ: Получилось так, что в этом плане первые две игры виноват Слуцкий и тот штаб, который определил тот состав средней линии – она же проиграла оба матча.

Р. КАРИМОВ: Если посмотреть глобально на игроков, нужны ли нам ветераны в сборной или отправлять туда молодых?

Ю. МАЛИКОВ: Игнашевича пора оставить в запасе. Другое дело – некого ставить. Наверно, надо было наигрывать вместо Игнашевича. В 36 лет человек не может с полной отдачей. Когда мы были молодые, мы собирали стадионы, а сегодня мы не выходим. На стадион мы только выходим в честь праздника Дня города – всеобщего праздника, когда люди приходят бесплатно. А раньше, в 1974 и 1975 году, у нас было подряд по 10 концертов на стадионе “Динамо”, битковые аншлаги, но это было в 1974-75 годах. Сегодня же мы не выходим в “Олимпийском” с сольным концертом.

Р. КАРИМОВ: Может, потому что сейчас много возможностей смотреть через интернет?

Ю. МАЛИКОВ: Не в этом дело. Я сравниваю “Самоцветы” с Игнашевичем. Мы уже на пенсии. Игнашевич по футбольным меркам уже пенсионер.

Р. КАРИМОВ: Пенсионер.

Ю. МАЛИКОВ: 36 лет. В 34 люди уже задумываются. Канчельскис ушёл в 34 года. В 36 лет быть главным защитником нашей сборной было сложно ему. Мне просто его жалко. Я даже написал статью в одной газете – не хочу её рекламировать – что мне жутко обидно было, что сборная была немножко не готова, поэтому в первые два матча эта средняя линия, как может Головин представлять вторую фамилию? Вторую фамилию мы даже выговорить не можем.

Р. КАРИМОВ: Нойштедтер.

Ю. МАЛИКОВ: А я до сих пор не запомнил её. Глушаков – прекрасный защитник. Конечно, жалко, что Игорь Денисов. Значит, его надо было поберечь к финалу, не надо было его нагружать на товарищеских играх. Потерять такого защитника, как Игорь Денисов. Как можно было не взять Жиркова в сборную? Как?

Р. КАРИМОВ: Он бы изменил ситуацию на Ваш взгляд?

Ю. МАЛИКОВ: Он не изменил бы, но не ухудшил, а улучшил её. Если не получилось у Смольникова в первой игре, значит, надо было ставить Жиркова. Одно связывается с другим. Каждый болельщик, сидя дома у телевизора, может тренировать сборную.

Р. КАРИМОВ: Но мы, болельщики, фанаты, имеем право критиковать?

Ю. МАЛИКОВ: Обсуждать, критиковать.

Р. КАРИМОВ: Потому что это наша национальная команда, и она представляет нашу страну.

Ю. МАЛИКОВ: Конечно, да. Осенью прошлого года меня пригласили войти в оргкомитет “Народной сборной”. Мы сделали сайт. Потом я понял, что это серьёзнейшая ситуация и написал открытую страничку сайта “Народной сборной”. Я понял, что здесь сложно переломить сознание болельщиков, руководства спорта нашего, футболистов. Один какой-то большой политик сказал, что 11 миллионеров ходят по полю, а не спортсменов.

Р. КАРИМОВ: Амбиций нет, злости нет какой-то.

Ю. МАЛИКОВ: Да. Я готов даже болеть за любую команду. Вот сегодня будет играть Польша и Швейцария или Хорватия.

Р. КАРИМОВ: С Ирландией, по-моему. Сейчас посмотрим. Швейцария-Польша, Уэльс-Северная Ирландия и Хорватия-Португалия.

Ю. МАЛИКОВ: Мне нравится в Хорватии Лука Модрич, Иван Ракитич, Манджукич – все эти игроки очень хорошие, но я всё равно буду болеть за Португалию. Там Криштиану Роналду практически один вытащил свою команду в 1/8 финала. Я думаю, меня слушают коллеги – такие же болельщики, как я, и тоже переживают.

Р. КАРИМОВ: Зато Мутко не переживает. Он говорит, что, если к сентябрю увидит человека, который не возьмёт ответственность, то готов оставить пост президента РФС. Это опять же игра в одну калитку, когда на Слуцкого мы показываем пальцем и говорим, что он пытается на двух стульях усидеть. Мутко тоже и глава РФС, и министр спорта.

Ю. МАЛИКОВ: Да, тяжело. Это две огромных организации. У него по спорту такой объём, а здесь тоже огромное количество дел и надо справляться. Одному человеку очень сложно, поэтому надо делегировать полномочия. Я бы сейчас не мучился, а пригласил Станислава Саламовича, дал ему возможность сформировать команду. Он хороший человек, хороший тренер. У него, как Вы правильно сказали, глаза горят. Он сам всегда играл с полной отдачей. Мне кажется, он сделает так, что не стыдно будет.

Р. КАРИМОВ: Ставка на Черчесова?

Ю. МАЛИКОВ: Хиддинк там чего-то заявил.

Р. КАРИМОВ: Журналисты предположили, задали вопрос: “А если Вас пригласят?” Он же не может не ответить, вот и ответил: “Если позовут – приеду, не позовут – не обижусь”.

Ю. МАЛИКОВ: Пусть он тренирует какую-нибудь другую команду.

Р. КАРИМОВ: Нидерланды.

Ю. МАЛИКОВ: Да, они вообще даже не попали, отборочный не прошли тур.

Р. КАРИМОВ: Теперь давайте к музыке.

Ю. МАЛИКОВ: Мы уже поговорили немножко о музыке.

Р. КАРИМОВ: ВИА “Самоцветы” сейчас выступает в рамках коммерческих концертов?

Ю. МАЛИКОВ: Иногда выступаем. 45 лет. “Самоцветы” под руководством Юрия Маликова появились в конце октября 1971 года. В этом году мы будем отмечать 45 лет, то есть мы уже как бы отмечаем весь год, потому что все мероприятия подводят под эту дату. Другое дело, что создавал я ансамбль, когда их вообще не было, 4-5 коллективов было в стране. Были “Поющие гитары”, “Весёлые ребята”, “Песняры” появились в 1970 году и сразу вышли на конкурс. Мулявин заявил о себе как о яркой личности, создал фантастический коллектив “Песняры”. В 1971 году появились “Самоцветы”. Мы не собирались ни с кем конкурировать, мы не собирались так долго жить – жизнь такую прожить очень тяжело. Получилось так, что мы до сих пор или, скорее всего, наши песни до сих пор нравятся людям. Когда мы выходим на День города Новомосковска Тульской области или в Доме художника в Москве 2 января, выходим на какое-то закрытое мероприятие, где люди разного возраста, мы поём нашу песню, а они подпевают.

Р. КАРИМОВ: Юрий Фёдорович, в Ваших песнях, в песнях ВИА “Самоцветы” душа, патриотизм, чистая любовь, чистая дружба, чистые отношения. Мы это потеряли, нет? Сейчас нынешние артисты, нынешние музыканты не поют так искренне, так чисто, несмотря на разные примочки, инструменты, продюсирование. Почему мы это потеряли?

Ю. МАЛИКОВ: Я бы не сказал, что потеряли. Песня развивается какими-то своими циклическими рядами или синусоидами: куда-то поднимаются наверх, потом опускаются. Вы знаете, когда ещё был оркестр, и им руководил Леонид Осипович Утёсов, оркестры в этот момент уже стали терять популярность, появились солисты – Магомаев, Кобзон, потом появился Валерий Ободзинский, Майя Кристалинская. Авторитет оркестров Рознера, Утёсова, Лундстрема стал немножко уходить. Утёсов сказал: “Песня, которую я пою, всегда будет нужна людям”. Он спел такие песни, что они перепеваются до сих пор. Когда я создавал ансамбль, я не думал, что мне так повезёт, и ко мне попадут эти песни. Я показывал их ребятам, но они в тот период были воспитаны, условно говоря, на музыке The Beatles, The Rolling Stones. Ещё не было ни Queen, ни Майкла Джексона. Была только основа – Пресли и фамилии советских артистов, которые я назвал. Получалось, что ко мне попадала песня Марка Фрадкина “Увезу тебя я в тундру”, я её приносил в коллектив. Ребятам она то ли нравилась, то ли не нравилась.

Р. КАРИМОВ: Что их смущало, что она простая или что?

Ю. МАЛИКОВ: Нет, они хотели петь песни, сочинённые а-ля The Beatles. Невозможно сразу начать выпускать такую продукцию, надо было пройти через какие-то творческие процессы, репетиции, элементарно набрать этот репертуар. Ко мне попадало очень много песен. Я приносил песни “Добрые приметы” или “Не надо печалиться”, которую не хотели, не рвали на себе рубашку: “Ой, дайте мне, это моя песня! Мы за неё будем сражаться, драться с другими коллективами”.

Р. КАРИМОВ: Вам-то самому нравилось?

Ю. МАЛИКОВ: Мне хотелось петь песни, в которых, как мне кажется, была частица души, романтизма и маленькая частичка патриотизма. Допустим, песня о дружбе “Один за всех и все за одного”. В ней особого патриотизма нет, но есть дух, который, как мне кажется, отсутствует в сегодняшних песнях. Или песня “Там за облаками”, “Не повторяется такое никогда” – обыкновенная школьная песня, как раньше пели выпускники.

Р. КАРИМОВ: Пели искренне, пели по-настоящему.

Ю. МАЛИКОВ: Я её пытался внедрить, объяснить ребятам, что не надо петь громко, надо петь мягко, тактично и привнести то, что привносила Клавдия Ивановна Шульженко и Леонид Осипович Утёсов – душу. В песне “Душа народа”, наверно, мне это удалось сделать. Я уже часть назвал песен. 30 песен назову – они все известны. Любую, которую мы поём – “Всё, что в жизни есть у меня”, про БАМ, “Веселей, ребята, выпало нам строить путь…” – тогда это было.

Р. КАРИМОВ: Люди этим жили.

Ю. МАЛИКОВ: В тот момент страна этим жила, людям это нравилось. Другое дело, что было очень низкопробное техническое оснащение, у нас не было микрофонов.

Р. КАРИМОВ: Скажите, а если бы это всё было, могло ли бы это погубить творчество, душу этих песен?

Ю. МАЛИКОВ: Оно бы улучшило. Я же привёз аппаратуру из Японии – мне повезло. Я закончил консерваторию в 1969 году и меня отправили на выставку “Экспо-70” в составе нашего инструментального коллективчика небольшого, и я увидел там огромное техническое развитие. Я все деньги истратил, рискнул и вложил в своё производство. Как сегодня говорят: “вложил сам в себя”, привёз оттуда 15 ящиков аппаратуры. Я вытащил коллектив благодаря техническому оснащению. Потом уже мы получили Dynacord – немецкое оборудование.

Р. КАРИМОВ: Dynacord – это что? Поясните для нас.

Ю. МАЛИКОВ: Это фирма, которая поставляла на мировой рынок аппаратуру.

Р. КАРИМОВ: В основном клавишное, если я не ошибаюсь?

Ю. МАЛИКОВ: Нет, звуковое. Dynacord – это мечта была любого коллектива или солиста.

Р. КАРИМОВ: Marshall уже потом появился?

Ю. МАЛИКОВ: Marshall – это американская аппаратура, а нам просто государство купило Dynacord в Германии. Я на бас-гитаре играю через усилитель Marshall, а Dynacord – это та аппаратура, которую получил Лещенко, “Самоцветы”, “Весёлые ребята”. Мы были оснащены неплохо, ставили аппаратуру во дворцах спорта и по три концерта в день, в 15:00, 18:00 и 21:00. Выезжали на 10 дней и делали концерты.

Р. КАРИМОВ: Двухчасовые концерты и час перерыв.

Ю. МАЛИКОВ: В одном городе 30 концертов!

Р. КАРИМОВ: На разных площадках?

Ю. МАЛИКОВ: В одном зале. В Екатеринбурге – Свердловск тогда назывался – один раз отработали пять: в 9:00, 12:00, 15:00, 18:00 и 21:00. Битком народу – 5 тысяч зрителей приходило.

Р. КАРИМОВ: Оттого и несколько концертов в один день, чтобы все услышали?

Ю. МАЛИКОВ: Да, чтобы все услышали. Все приходили, билеты были недорогие – 3 рубля билет. Бутылка водки 3 рубля и концерт артистов – тоже 3 рубля.

Р. КАРИМОВ: И местные жители выбирали.

Ю. МАЛИКОВ: Выбирали. Вся молодёжь шла на концерты и взрослые люди, так что мы застали тот период – 70-е годы – это расцвет вокально-инструментального жанра.

Р. КАРИМОВ: По сути “Самоцветы” – это кузница звёзд: Беликов, Кузьмин, Барыкин, Добрынин и многие другие артисты. Сложно ли было расставаться?

Ю. МАЛИКОВ: Вы знаете, сложно было их находить.

Р. КАРИМОВ: Много ли обращались к Вам?

Ю. МАЛИКОВ: Да. Я могу назвать две фамилии – два народных артиста, которых я не взял в ансамбль, просто посоветовал им заниматься сольной карьерой.

Р. КАРИМОВ: Кто это?

Ю. МАЛИКОВ: Александр Серов и Александр Малинин. Они приходили на прослушивание, а я им не советовал. В тот период у нас уже был сформировавшийся состав. Я посоветовал им серьёзно заняться сольной карьерой.

Р. КАРИМОВ: Обижались?

Ю. МАЛИКОВ: Нет, они, наоборот, говорили “спасибо”, и мы дружим по сей день, общаемся, я им напоминаю, что благодаря мне они стали солистами. Жалко было Винокура отпускать, потому что он стал лауреатом Всероссийского конкурса артистов эстрады. А у нас уже были сделаны интересные совместные номера – пародийные. Это проходило очень здорово. В двухчасовом концерте надо было не только петь, а ещё какую-то актёрскую страничку иметь. Винокур её исполнял очень здорово. Он отработал всё, что обещал, все договора выполнил и потом ушёл в сольное плавание. Уходил Кузьмин, Барыкин, Беликов уходил, возвращался, потом опять уходил. Хоралов Аркаша – композитор, автор шикарной песни “Новогодние игрушки” тоже. Начинал у нас Вячеслав Добрынин. Ну и, конечно, семья Пресняковых попозже присоединилась. Когда “Самоцветы” были в расцвете популярности, пришли Вадим Петрович и Елена Петровна. Они оба Петровичи. Потом Дмитрий Маликов начинал свою карьеру в ансамбле: пел в ансамбле и играл на клавишах. Мы не кузница, но способствовали их дальнейшему продвижению.

Р. КАРИМОВ: Мы не знаем, что было на репетициях, что было в гримёрках, но такое ощущение, что постоянно была позитивная атмосфера. Как удавалось сохранять, особенно в творческом коллективе, когда много людей, свои амбиции, желания, своя позиция, мнение.

Ю. МАЛИКОВ: Есть такой цветок – нарцисс. К каждому артисту надо относиться бережно, как к хорошему цветку: розе, георгину.

Р. КАРИМОВ: Но иногда хочется подзатыльник дать.

Ю. МАЛИКОВ: Кто-то срывался. У нас был “сухой закон”, на сцене появляться в нетрезвом виде было исключено. Кто не выдерживал, сам потом уходил. Была пара-тройка таких случаев. Конечно, гастрольная атмосфера очень способствовала продвижению. Долгожительство – это наша работа. До 90-х годов всё было нормально. В 1990 году наступил кризис в стране, в нашем жанре тем более. Пошла рок-музыка, появились новые солисты, молодые.

Р. КАРИМОВ: Это всё сказалось.

Ю. МАЛИКОВ: Да, это сказалось, и мы приостановили свою деятельность.

Р. КАРИМОВ: Дмитрий Маликов в интервью однажды сказал: “Мы жили в обычной московской квартире на Преображенке на первом этаже, но, когда ко мне приходил преподаватель, я спрыгивал из окна и убегал играть в хоккей. Разъярённый преподаватель вбегал к бабушке на кухню и говорил: “Ваш внук ненавидит музыку”. Папа, уезжая на гастроли, клал на пианино ремень и говорил: “Если я приеду, и ты будешь плохо заниматься, я тебе устрою”. Как только он уезжал, я сразу скидывал ремень за инструмент к стенке. Потом он приезжал, радовался встрече, обо всём забывал”. Отсюда мы – читатели делаем вывод, что музыку сыну навязывали.

Ю. МАЛИКОВ: Да. Очень сложно любого ребёнка заставить заниматься чем-то одним. Ему хочется и в игрушки поиграть, потом что-то послушать, поиграть с друзьями. Когда повзрослее, в школе кто-то футболом, кто-то хоккеем, кто-то ещё чем-то занимается. Сделать хорошего спортсмена и хорошего музыканта – примерно одно и то же.

Р. КАРИМОВ: Мальчишка же хочет в спорт, чтобы пацаны не засмеяли во дворе, а тут с инструментом идёшь, со скрипкой.

Ю. МАЛИКОВ: Со скрипкой да, но, слава богу, он сел за рояль. У нас были примеры: у моих друзей тоже сын чуть постарше был, года на два-три, учился в музыкальной школе. У меня в детстве получилось так, что я жил в Подмосковье, и в школе музыкальной не учился.

Р. КАРИМОВ: Вы сами к музыке пришли, родители Вам не навязывали?

Ю. МАЛИКОВ: Да, я сам стремился. Дома появился трофейный аккордеончик – папа привёз с войны, и я сам подбирал мелодию. Потом поступил в техникум и там уже увлёкся музыкой, потом поступил в вечернюю музыкальную школу. Я думаю: “Зачем же я столько времени упустил? Надо ребёнка обучать с 6 лет”.

Р. КАРИМОВ: Не раньше?

Ю. МАЛИКОВ: Не раньше. Это как игра такая. Можно лёгкую прививочку музыкальную делать. Пусть он увлекается песенкой, игрушкой, а серьёзно заниматься с педагогом – с 6 лет. И вот мы его усадили за рояль. Конечно, ему не хотелось, ему хотелось с друзьями. Мы раньше выезжали на гастроли не как сейчас на 1-2 дня, а на неделю, 10 дней, иногда и 20, а то и на месяц. По Сибири, за рубеж поездки были даже. Короче говоря, прививали любовь к музыке. Его мама – моя супруга – не любит об этом говорить, кстати, в этом году 9 октября у нас золотая свадьба.

Р. КАРИМОВ: Поздравляю.

Ю. МАЛИКОВ: Спасибо. Ещё рано поздравлять.

Р. КАРИМОВ: Заранее всё равно.

Ю. МАЛИКОВ: Это большой срок – 50 лет выдержать друг друга. Очень сложно.

Р. КАРИМОВ: Тут люди-то и дня не выдерживают.

Ю. МАЛИКОВ: Не выдерживают. Так вот, она тоже прививала ему. Она артистка балета, танцевала в мюзик-холле, а потом в нашем коллективе была маленькая группа балетная. Она со своей стороны прививала ему интерес к музыке, балету, опере. Вы знаете, ребёнка заставить играть гаммы, этюды…

Р. КАРИМОВ: Особенно танцевать.

Ю. МАЛИКОВ: Танцевать нет, хотя бы, чтобы посмотрел. Очень сложно, детям это неинтересно. Им интересно то, что им интересно. Тем не менее, бабушка – моя тёща Валентина Феоктистовна, царствие ей небесное – она вынесла на себе бремя воспитателя: кормила их кашей, готовила котлеты и возила с Преображенки в Мерзляковское училище. Сначала там школа была, а потом Дима поступил в музыкальное училище при консерватории, потом уже консерваторию. Очень тяжело. Он уже стал известным артистом эстрады, я говорю: “Дима, не бросай консерваторию. Надо её закончить”. Он её закончил с отличием, с красным дипломом.

Р. КАРИМОВ: В общем, навязывать надо музыку, понял. Вам не навязывали, Вы сами создали коллектив и выбрали контрабас. Скажите, пожалуйста, почему именно этот музыкальный инструмент?

Ю. МАЛИКОВ: У нас все инструменты были в ученическом оркестре, в духовом оркестре всё это было. Когда я впервые услышал оркестр эстрадный, посмотрел фильм “Серенада солнечной долины”, и там я увидел контрабасиста, который виртуозно владел этим инструментом. В этом фильме снимался оркестр Гленна Миллера, знаменитого американского тромбониста и композитора.

Р. КАРИМОВ: То смычком, то пальцами.

Ю. МАЛИКОВ: Да, я влюбился в этот инструмент. Я попросил директора нашего клуба в техникуме поехать и купить контрабас. Я учился в городе Подольске, там не было ни одного такого инструмента. Был оркестр духовой, эстрадный, но без контрабаса.

Р. КАРИМОВ: И специалистов не было.

Ю. МАЛИКОВ: И специалистов не было. Мне пришлось поступить в вечернюю музыкальную школу в Москве.

Р. КАРИМОВ: Это немецкий инструмент был?

Ю. МАЛИКОВ: Думаю, что это был немецкий инструмент. Советские, конечно, делали на спецзаказ, но для каких-то оркестров, может, больших.

Р. КАРИМОВ: Наверно, это слишком дорого.

Ю. МАЛИКОВ: Да. А такой инструмент стоил недорого, примерно, как несколько труб. У нас трубы хотели купить или ударные инструменты, а потом решили купить контрабас и сразу пригласили в подольский эстрадный оркестр. Я только ещё чуть-чуть научился играть, но увидев, что есть контрабас, меня сразу в оркестр взяли.

Р. КАРИМОВ: Но в будущем, через несколько лет у Вас была возможность выбора: классическая музыка – оркестр либо эстрада?

Ю. МАЛИКОВ: Это уже в консерватории, когда я учился. Там же обучают смычком, тем произведениям, которые в дальнейшем пригодятся в работе в симфоническом или камерном оркестре. Конечно, выбор был интересный, но уже 10 лет, учась в консерватории и в училище, я работал в Москонцерте, в эстрадном жанре был немножко, так сказать, продвинут.

Р. КАРИМОВ: Почему не классика?

Ю. МАЛИКОВ: Потому что поехал в Японию, Япония сломала жизнь. Я бы мог поступить в госоркестр. У выпускников консерватории, а выпускается 1-2-3 человека максимум, всегда есть выбор – государственный оркестр, Большой театр, ещё куда-то. А я оказался в Японии в 1970 году и влюбился в популярную музыку настолько, что купил аппаратуру.

Р. КАРИМОВ: Кстати, я не задал вопрос в начале передачи, когда речь зашла об инструментах: было сложно привезти их сюда, никто никаких преград не строил?

Ю. МАЛИКОВ: Нет, никаких преград. Какая-то таможня была. Проверили, спросили, что это. Я говорю, что купил инструменты. 8 месяцев я был в Японии и истратил все свои деньги. Жене звоню: “Приезжай меня встречать на автобусе”.

Р. КАРИМОВ: Я с багажом.

Ю. МАЛИКОВ: “Я везу ящики”.

Р. КАРИМОВ: Телевизоры.

Ю. МАЛИКОВ: Телевизоры-то нет тогда ещё.

Р. КАРИМОВ: Понятно.

Ю. МАЛИКОВ: В любом случае думала, что какие-то вещи, обувь, потому что в то время у нас не очень было хорошо с ширпотребом. Может, джинсы какие-то везу, часы Seiko. Когда я открыл эти ящики дома, она заплакала.

Р. КАРИМОВ: От счастья или от горя?

Ю. МАЛИКОВ: От горя, что я ничего не привёз.

Р. КАРИМОВ: Не шмотки, а инструменты привёз.

Ю. МАЛИКОВ: Сыну, которому уже был год. Дима родился в этом году, он как раз ровесник “Самоцветам”. Я был в Японии, он карабкался, поднимался, приезжаю – он стоит в кроватке. Вот такая история. Это была моя серьёзная семейная акция. Там мы могли поскандалить и не дожить до 50-летнего юбилея.

Р. КАРИМОВ: Юрий Фёдорович, очень много критики в соцсетях, на улице, диванных экспертов много – это нормально, это правильно даже с какой-то стороны, потому что глас народа надо тоже слышать. Жалуются на продолжение фильмов “Мушкетёры 20 лет спустя”, третью часть какой-то советской классики и тут же проект – “Новые самоцветы”. Насколько необходимы такие коллективы?

Ю. МАЛИКОВ: Тут ситуация, может быть, неоднозначная, кому-то что-то не понравится. Когда я услышал наши песни – песни ансамбля “Самоцветы” в исполнении солистов “Фабрики звёзд”, они стали исполнять наши песни в разных аранжировках, то я предложил Инне попробовать создать, ведь мы не вечные. К тому времени 35 лет было “Самоцветам”, это было 10 лет назад. С большим трудом она согласилась. Она закончила ГИТИС, театральную академию, занималась своей сольной карьерой. Сложно сольную карьеру без большой финансовой поддержки даже при хороших контактах, связях. Я о них не могу сказать “связи” при том авторитете, который был у меня и её брата Димы, ей было сложно пробиться сольно. Она записала несколько дисков, песен и согласилась, стала отсматривать. Те ребята, с которыми мы буквально познакомились, они и остались с ней в коллективе – Саша Постоленко, Миша Веселов – он с “Фабрики звёзд”, Яна Дайнеко. Получилось, что они 10 лет недавно отметили. Знаете, почему я не жалею об этом? Во-первых, это не помешало нашей ретро-программе. Она в репертуар взяла несколько наших песен, взяла “Новые самоцветы”, расширила свой репертуарный диапазон, взяла песни из других коллективов и кое-что новое. А всё почему? И у Бабкиной какой-то филиал был, и у “Сябров” появился новый. Я в первое время старался ей помочь, но она решила, и для меня это было некое облегчение, что она сама может заниматься. Инна оказалась хорошим продюсером. Она продвигает свой коллектив и себя с коллективом сама.

Да, конечно, снять сегодня продолжение фильма “Кубанские казаки” или “Смелые люди”, или как снимали знаменитое продолжение этих фильмов, “Карнавальную ночь” переснять – было бы, наверно, неправильно. Честно говоря, новые фильмы я не очень смотрел.

Р. КАРИМОВ: Мне кажется, их невозможно смотреть. “Тихий Дон”, допустим. Все говорят, что хорошая игра актёров, но невозможно не сравнивать со старым.

Ю. МАЛИКОВ: Конечно. “Тихий Дон” я смотрю. Я родился в Ростовской области, там, где снимался фильм.

Р. КАРИМОВ: Вы знаете казачек кубанских.

Ю. МАЛИКОВ: Наверно. Я себя причисляю к этой маленькой народности, общности людей, которые называют себя казаками, я не почитаю всех этих ритуалов. Я видел жизнь, я родился на хуторе Чеботовка Ростовской области – 15 км от того места, где снимался фильм. Жители хутора принимали участие в массовых съёмках, поэтому переснять заново “Тихий Дон”, он может быть молодёжным, если тот не смотреть.

Р. КАРИМОВ: Может быть, да. Хорошо, другие какие-нибудь фильмы о продолжении мушкетёров, “Мушкетёры 20 лет спустя”.

Ю. МАЛИКОВ: Мы знаем западный – тот фильм французский, знаем наш. Конечно, наш – самый любимый, с Боярским, со Смирнитским.

Р. КАРИМОВ: С чертями от тысячи.

Ю. МАЛИКОВ: Да.

Р. КАРИМОВ: Юрий Лоза бомбит все издания, интернет. Все в шоке от его заявлений, начиная от бездарности Led Zeppelin, The Beatles, The Rolling Stones, о Юрии Гагарине сказал. Можно ли оправдать Лозу?

Ю. МАЛИКОВ: Этот человек – талантливый композитор, хороший, очень профессиональный вокалист. Это его мнение. Думаю, что его не разделяет большинство людей. Могу только это сказать и передать привет. Мы с ним хорошо знакомы. Я его мнение тоже не разделяю.

Р. КАРИМОВ: В связи с этим многие начали писать о том, что артисты, о которых забывают, пытаются напомнить о себе таким образом. Артисты молодые, которые хотят пробиться, пытаются скандалами или какой-то неоднозначной позицией тоже пробить себе дорожку. Это сейчас тенденция, мы её видим, наблюдаем. Насколько это правильно?

Ю. МАЛИКОВ: Артист хочет остаться в истории, прежде всего, своим творчеством. Чем талантливее человек, тем он должен быть скромнее во всех этих скандалах. Вернёмся к те же именам – Утёсов, Шульженко, Кристалинская.

Р. КАРИМОВ: Я сразу Вертинского вспомнил.

Ю. МАЛИКОВ: Скандалы как-то обходили этих артистов. Бернеса тоже пытались втянуть в какие-то скандалы. То творчество, которое сделал Бернес в своих фильмах и песнях, не имея больших вокальных возможностей, ту душу, которую он вложил, к этому исполнению никто не приблизился. Чем меньше скандалов, тем выше творчество. Юрий Гуляев – потрясающий был вокалист, певец, старался жить скромно. Муслим Магомаев – великий был человек.

Р. КАРИМОВ: Я человек далёкий от искусства, музыки, творчества, почему-то мне кажется, что у нас раньше не было альтернативы, а сейчас засилие возможностей, каждый может о себе заявить. Я знаю, что Вы пользуетесь соцсетями и понимаете, о чём идёт речь, эти перископы, когда девочки раздеваются, лишь бы больше было лайков – это нормально для нынешнего поколения, к сожалению.

Ю. МАЛИКОВ: Безграничны сегодня технические возможности. Человек может себя рекламировать и привлекать к своей персоне максимальное количество людей. Другое дело, что за этим стоит: творчество или пиар? Я человек более скромный в своём быту, стараюсь как можно меньше привлекать внимания к своей персоне, стараюсь песнями или какими-то делами, полезными для общества, делать что-то такое, чтобы не было стыдно. Это человечнее, это навсегда.

Р. КАРИМОВ: Спасибо, Юрий Фёдорович. Спасибо за беседу, спасибо за слова. Юрий Маликов, народный артист России, создатель и руководитель ВИА “Самоцветы”. Вся жизнь впереди, правда?

Ю. МАЛИКОВ: Конечно, будем надеяться.

Р. КАРИМОВ: Спасибо, до новых встреч.

Читайте также